Фэндом

Warframe вики

комментариев17

Другая история (фан. рассказ) 6

"Алярма - будет много букв"


-Продолжайте движение, вы почти у цели.

Здание давно заброшено, но вам стоит знать, что даже мародёры предпочитают не тревожить руины Марса. Возможно, это что-то больше, чем просто суеверия, - Голос Лотос звучал обыденно, но я прислушивался к каждому слову.

Стоило мне войти в храм, все мои тревоги растворились вместе с эмоциями. Меня больше не интересовало, что такое случилось между Локи и Никс, что меня ждало. Главное было одно – выполнить задание и улететь с этой несчастной планеты. Ещё никогда я не был столь близок к состоянию машины, которого так боялся. Однако тогда мне это не казалось чем-то плохим, наоборот, я с удовольствием принял эмоционально окаменение – нужно было разобраться с ситуацией на трезвую голову и, желательно, не во время задания.

Больше опасений вызывало другое – присутствие смерти. Это давало о себе знать необъяснимое чутьё, которое со временем появляется у большинства тэнно. Здесь умерло много людей, я чувствовал это, как и мои спутники. Но окружающие меня голые стены из белоснежного камня казались стерильными, вечными, будто людей здесь никогда и не было.

Местные мастера не отличались изяществом ремесленников Орокин, избегая сложных форм, зато они также ценили симметрию и любили вплетать металл в камень. Всё, что было связано со сверкающим серебром, изображало странные узоры на полу и на потолке, напоминающие одновременно цветы и насекомых. Нечто подобное я видел на вратах храма… прежде чем мы их взорвали.

Но гораздо больший интерес представляли сияющие металлические колонны. Мы находились в вытянутом зале, залитом мертвенно-бледным светом. Стены здесь сужались к потолку, так что не совсем было ясно, зачем строители поставили в центре ряд таких массивных серебряных столбов. Внутри каждой колонны тихо мерцали и плавали символы неизвестного языка. Символы складывались в слова, скапливались там, где мы были ближе всего к колоннам, будто жаждали быть прочитанными и понятыми. Но, конечно, никто ничего не мог разобрать.

Да и не до письменности было - группа переключилась на другое. В стенах оказались прямоугольные выемки, в каждой иссохший труп. Останки людей были оплетены металлическими манипуляторами и подвешены на кабелях. Броня и кибернетические части делали солдат похожими на жуков. В руках усопших покоилось примитивное, но всё же оружие – копья, пистолеты. Исключение составляли двое, те, что держали тяжёлые урны.

Две дюжины мёртвых воинов выглядели мрачно, но их смешное оружие с серебряными деталями и тем более урны не давали поводов для опасения. И это подтвердилось сканированием – никто из мёртвых стражей просто не в состоянии биться.

Локи подошёл к одному поближе и захотел взять себе богато украшенную урну, однако Мириам внезапно оказалась рядом и резко уложила неудавшегося разорителя гробниц на лопатки. Никс многообещающе покачала головой. Локи не подал виду, но я видел, как он пытался погасить гнев, перебирая в пальцах небольшой стилет.

Внезапно вызвался разрядить ситуацию Фрост. Он показал жестами, что нужна разведка. А когда заметил вороватый и довольный взгляд Локи, решил отправиться вместе с ним. Рогатый друг покрутил пальцем у виска, глядя на Фроста, но тот был непреклонен.

Так я остался наедине с Мириам. Она попыталась залезть ко мне в голову, возможно, даже что-то сообщить, но почувствовав моё опустошение, одёрнулась. Не знаю, что она тогда увидела, но Никс замерла то ли от изумления, то ли от страха и участливо, даже нежно взяла мою руку.

Я помню свои ощущения в тот момент: непонимание, отсутствие интереса, лёгкое раздражение задержкой. Полноценное осознание происходившего, всего того, что не касалось задания, пришло ко мне позже со смутными образами и рассказами Мириам. Так, не обращая внимания на Никс, я двинулся дальше.

Просторное круглое помещение, следовавшее за залом с колоннами, оказалось обделено холодным светом. Зато тёплый свет солнца падал прямо через стеклянный потолок-купол, озаряя апокалиптичную картину.

Даже в том безэмоциональном состоянии я подсознательно ощущал угрозу: к потолку в нескольких местах были подвешены массивные золотые клетки, окружённые сидячей толпой иссохших людей. Внутри клеток навсегда остались уродливые, бесформенные жертвы техноцитового вируса. Это было странно – заражённые после смерти быстро разлагаются, здесь же они застыли, их плоть посерела. То же самое произошло с бывшими горожанами, что обратили свои взоры на клетки. Люди казались здоровыми, но то там, то тут виднелись больные с деформированными конечностями и уродливыми отростками.

-Они не умели лечить тяжёлые болезни, зато умели их отдавать и забирать. Это был сеанс массовой терапии. Похоже, им это не сильно помогало.

И, видишь, золотые маски у тех, кто в клетке? Золото здесь считалось проклятым металлом, ассоциировалось с Орокин и… - Похоже, Мириам сочла моё замешательство за любопытство и попыталась достучаться. Тщетно – я никак не отреагировал.

Тем временем как раз подошли Локи и Фрост – путь оказался чист. Вскоре мы поднялись по огромной наклонной плите и оказались в тронном зале.

Я думал, предыдущий зал самый странный. Но это оказалось не так – в тронном зале большую часть пространства занимала конструкция, напоминающая гигантский цветок из серебра. В центре цветка сидело жалкое существо – человек, без нижней половины тела. У него не был собственных рук, зато целых шесть штук протезов. Голову мужчины покрывал массивный шлем-маска из странного материала, что напоминал одновременно металл и камень.

Несчастный находился в подвешенном состоянии опять же из-за кабелей, которые торчали у него из живота и крепились куда-то к спине. Несмотря на посеревший вид, мужчина сохранился лучше горожан. Его лицо было обращено к нам, а руки застыли в причудливой, неестественной позе, будто он кого-то ждал.

За троном возвышалась огромная бугристая стена из того же материала, что и шлем усопшего правителя. Она не выглядела так, будто её создали люди. Скорее, казалась, что она выросла. Все кабеля шли именно к этой стене. И, судя по многочисленным сколам и «зарастающим» выбоинам, местные откалывали от неё куски.

Остальные стены оказались испещрены огромными шестигранными сотами, такими, что туда спокойно мог влезть взрослый человек. В некоторых сотах лежали серебряные урны. Но большинство этих урн лежали на полу, открытые. Крышки держали застывшие люди в богатых нарядах. Мириам рассказывала, что заметила у них тогда металлические протезы рук, примерно такие же, как у Найры. Эти мужи сохранились настолько, что можно было различить эмоции, застывшие на их лицах. Печаль, немного страха, но в основном они были истерзаны горем.

Похоже, зрелище задело даже Локи. Он перестал смотреть на окружающие его богатства, но теперь лишь мрачно вглядывался в то, что осталось от людей. Фрост, казалось наоборот, был абсолютно равнодушен. Возможно, он привык находиться в подобной обстановке.

-Вы достигли точки назначения. Наша цель покоится глубоко в блоке за троном. Нам не пробиться, но мне нужно соединение с объектом.

Единственная точка выхода – трон. Соединение происходит напрямую с мозгом. Когда я окажусь внутри, благодаря голосу Ханхау, что всё ещё эхом звучит в вас, я смогу получить доступ к его мыслям, - Фрост лишь ещё раз посмотрел на алую ленту и решительно зашагал вперёд. Никс отвернулась, не желая видеть, как серый труп отсоединяют от кабелей.

И всё же, стоит отметить, что Фрост делал всё аккуратно. Даже когда несчастный правитель оказался на полу, его труп остался невредим.

Помимо болтающихся кабелей, остался гребень небольших игл, торчащий из спинки трона. Стоило Фросту занять место, иглы резко удлинились, впились ему в спину и голову. Он ничего не успел понять, обвис беспомощной куклой и выронил молот с алой лентой из рук.

-Хорошо, нас не видно. Я слышу. Голос Ханхау звучит в голове Сталкера. Они... знают не так много. Ищут Резервуар, но не знают, где он, - Лотос казалась встревоженной. Она явно торопилась, чего-то боялась.

-Теперь знаю, - Я был отрешён тогда эмоционально, но первобытный страх, что-то из подсознания подкосило мне ноги. И не только мне. Металлический голос звучал отовсюду, и это было хуже любой физической боли, что мне доводилось ощущать.

Страшно представить, что творилось в голове Фроста. Бедолага конвульсивно дёргался в троне.

-Нет, ты не… - Лотос выглядела измученной, у неё из носа и из-под шлема стала течь кровь,

-Тэнно, обрубите связь! – Локи и Никс ринулись в попытках вытащить Фроста ещё до приказа, но тщетно – иглы будто оплели кости воина, отказывались его отпускать.

-Итак, Лотос испугалась, увидев мою Тень. Я разочарован, ты давно не встречала равного себе противника. Привыкла, что никто не смотрит так далеко. Попалась в простую ловушку. Неужели ты думала, что я не найду другое Семя? Я почувствовал его, стоило мне вернуться в Систему Первоисточника.

Посмотри, Ната. Народ этой планеты прошёл через очищение. Они забыли своё прошлое, позволили семени разума наполнить их жизнь смыслом, выбрали проводника мудрости Предтечей. И жили гармонично, так, как нам завещали.

Ровно до тех пор, пока не пришли Орокин.

А эти твои… марионетки помешали правосудию. Скажи, почему ты не покончила с ними? Почему предала нас, почему предала меня? – Ханхау говорил быстро, и, казалось, ничто не могло ему помешать – трон не желал отпускать Фроста.

-Моя единственная дочь, я всегда любил тебя… Ната, ты помнишь, как мы делились вычислениями Предтечей в круге поющих братьев и сестёр? Помнишь, как они все приветствовали тебя и славный новый мир, который ты принесёшь Системе Первоисточника?

Почему ты отказалась от всего этого? – Похоже, чудовище испытывало тёплые чувства к Лотос, что, правда, едва ли находило отражение в его голосе.

-Ты не знаешь, что такое любовь. Тебя создали, как оружие. И ты сделал меня по своему подобию. За месяцы жизни среди людей я узнала много больше того, что вы мне дали за десятилетия. Я смогла вольно думать и пришла к единственному верному выводу. Замысел Предтечей чудовищен. Пока тэнно живы, у этой системы есть защита от вас. От тебя, - Лотос, казалось, перестала испытывать дискомфорт, а вот моей команде пришлось нелегко – мы буквально оказались обездвижены, прикованы к полу, не в силах пошевелиться.

-Ната, я не злодей в этой истории. Предтечи не ошибаются, они всё просчитали. У этого мира просто нет другого выхода.

Что с тобой стало? Неужели Разлом повредил тебя так сильно? Марионетки выплёскивают чернила Бездны всё больше. Скоро их станет достаточно, чтобы приманить демонов. Они придут за твоими марионетками, оборвут нити, навяжут свою волю. Что тогда? Кто защитит эту систему от падения в Разлом?

Ты правда думаешь, что ещё один сон позволит этого избежать?

Очнись, пока не поздно, Ната.

Это марионетки туманят твой разум? Я уничтожу их, с любовью, - Наконец, пытка прекратилась. Фрост упал с трона, как раз рядом с давно мёртвым правителем. Остальные медленно стали подниматься, пытаясь справиться с ужасной головной болью.

-Тэнно, уходите, сейчас! - Передохнуть нам не дали – из сот в стенах послышалось скрежетание. И через несколько секунд оттуда толпами стали вылезать стражи, что так напоминали жуков в своих экзоскелетах и что так обманчиво казались беспомощными.

Правда, оживления мертвецов ожидать не стоило, двигались скорее скелеты, трупы же людей при этом крошились и рассыпались.

Я не стал ждать дальнейшего развития событий, сразу наполнил энергией окружающие варфреймы и схватил Фроста, перекинув его руки себе через плечи. Мы рванули со всех ног к выходу. Фрост был тяжёлым, даже без всего своего снаряжения, а гнавшиеся преследовали нас на четвереньках – меня догоняли. Я наотмашь кинул электрическую дугу в сторону врагов.

Ближайших преследователей закоротило, но в нас начали стрелять. Никс Довольно неожиданно развернулась, согнулась, приложила руки к голове и… Взрыв. Я почувствовал еле заметный писк в ушах, а вот машины стали сходить с ума.

Начался настоящий хаос, наши враги набросились друг на друга. В воздухе то и дело летали оторванные части и слышались выстрелы.

Мы уже бежали по залу с золотыми клетками, как из тёмного угла на меня вышла тройка стражей. Они были слишком близко, я бы ничего не успел сделать, если бы не Локи.

Он поменялся местами с Фростом, оказался у меня за спиной. Я поставил энергетическую заслонку, в то же время Локи всадил всю обойму пистолета-болтомёта во врагов. Оставалось лишь подивиться живучести экзоскелетов – тяжелые болты прошивали иссохшую плоть, но проворные и прочные механические конструкции даже не думали останавливаться.

Я снова метнул молнию в надежде задержать врагов и поспешил на помощь Никс. Она почти дотащила Фроста до зала с колонами, но на её пути встали двое стражей, те, что были с серебряными урнами.

Я зря их недооценивал. Стоило урнам оказаться без крышек, из них вылетело серое искрящееся нечто. Больше всего содержимое урн напоминало густое облако праха, перемешанного с песком. Стоило этим облакам коснуться иссохшей плоти стражей, трупы также обратились в пыль, увеличив надвигающуюся угрозу.

Нас зажали – за нашими спинами собрались не меньше трёх десятков врагов, а выход перегородило уже одно сплошное облако искрящегося праха, от пола до потолка. Я махнул в сторону, у нас оставалась надежда прорваться в коридор напротив прохода в тронный зал. Но энергия подходила к концу. Никс попыталась снова посеять раздор в рядах врагов и какого же было её удивление, когда экзоскелеты перестали реагировать на её способности. Как и на электричество.

Казалось, нам осталось одно – принять последний бой, тем более с неподвижным Фростом на руках. Энергия ушла в ноль, наши щиты перестали сдерживать выстрелы, а стражи не думали отступать, наоборот, рвались сократить дистанцию. Я успел поймать две пули плечом, достал меч, готовясь биться сразу с тремя стражами-копьеносцами. Так я должен был умереть.

Но решение пришло само - внезапно облако праха развеялось от мощной звуковой волны, и появилась аккуратная женская фигура. Мы толком не успели понять, что произошло, в наших преследователей полетел град взрывных стрел. Золотая воительница легко оттолкнулась длинной ногой, ещё раз, оказалась совсем рядом. Это была Банши Прайм. Она показала пальцем в сторону затягивающейся дыры в облаке праха.

Локи со мной подхватил Фроста, Никс осталась прикрывать Баньши. Рывок, ещё немного, мы перекинули Фроста. По ту сторону стены праха все стражи оказались перебиты, очевидно, дело рук Баньши. Я оставил Локи с Фростом, сам отправился на выручку Никс и Баньши.

Я видел, как Баньши окружали орды врагов. А она… танцевала? Мне сложно как-то по-другому назвать её движения с золотой саблей. Столь грациозно и легко она двигалась. Воительница была просто источником необычайной красоты и жизни. Я ощущал это даже в том состоянии и не мог оторвать взгляд.

Также как и Никс. Вот только она смотрела с завистью, а когда заметила мой взгляд, вовсе наполнилась какой-то ненавистью. Мириам закинула бесполезное техноцитовое оружие за спину и достала эфирные клинки. Никс ринулась в бой с каким-то остервенением. Я видел, как она умеет биться на мечах – красиво и эффективно, с необычайной грацией… правда, Баньши она бы всё равно уступила, о чём я предпочитаю умалчивать.

В тот же момент Никс билась в холодном гневе, вкладывала в удары максимум грубой силы и выглядела неуклюже на фоне сияющей Прайм воительницы.

Масла в огонь подлило то, что нашей спасительнице и не нужна была помощь. Стоило кольцу окружения вокруг Баньши сомкнуться, та просто присела на колени, руками направила всю свою акустическую мощь в воздух. Сила звуковых волн сминала и отбрасывала врагов, будто те были вовсе не из металла. Противники стали отступать, пытаясь занять позицию подальше от маленького звукового коллапса.

Меня лишь немного оглушило, Никс пришлось похуже, так как она стояла рядом. А тем временем я и не заметил, что облако праха ускорилось, стало окружать нас, приняв форму червя. Мы снова ринулись к выходу. Нас встречал Локи, а рядом с ним его голограмма. Я знал этот трюк. Сложный, но Локи ему обучился. Я первый выбежал из окружения, совершенно не обращая внимания на Никс и Баньши. Просто потому что это было продуктивно. Что я мог сделать? Что-нибудь мог, придумал бы. Но не тогда, не тот «я».

Всё зависело от Локи. Баньши бежала за Никс, но двигалась быстрее. И всё же, Локи поменялся местами именно с Баньши. Снова прозвучал визг транспозиции и Локи поменялся местами со своей голограммой.

Рядом с нами стояла Баньши, а в двенадцати метрах от меня бежала Никс, оставив позади несчастную голограмму Локи. Я видел, как Никс заволакивает густое облако искрящегося праха. Это было неправильно. Локи должен был вытащить Мириам. Баньши бы успела, развеяла бы прах звуковой волной. Но Локи оставил ту, с кем меня столько связывает, умирать.

Что-то щёлкнуло у меня в голове, особенно после того, как горе спасатель просто пожал плечами. Будто ничего такого не произошло. С меня мигом спало окаменение, понимание происходящего ужасом отозвалось у меня в голове. Я осознавал свою беспомощность. Надежды не было, и всё же я выхватил из электронного кармана портативный зарядник. Энергии было мало, этого не хватало ни на что.

Баньши заметила мои потуги, поставила на пол своё устройство подзарядки и с первой же волной полученной энергии кинулась к ненавистному облаку. Она рассеяла прах звуковой волной. Я бежал впереди, ворвался во мглу, там, где заметил силуэт Никс. Мои щиты тут же сгорели, а варфрейм стал буквально крошиться на глазах. Ещё миг и мне самому понадобится помощь. Я схватил упавшую Мириам и что было сил потащил подальше от угрозы.

Воительница выглядела ужасно – её некогда сверкающая кожа бессмертного потеряла все цвета, посерела, облупилась, местами проглядывали плоть и провода. Завитой назад рог еле держался на шлеме. Она была на последнем издыхании. Я быстро достал из электронного кармана сферу с красной живой жидкостью.

Биомасса стала впитываться в раны Мириам, ускоряя заживление. Ей нужен был покой, но мы не могли этого дать. Локи подхватил Фроста, Я взял на руки Мириам, Банши продолжала отгонять надвигающуюся мглу.

Погоня продолжалась ровно до тех пор, пока мы не скрылись в одном из заброшенных домов. Благо, прах не смог нас нагнать даже при максимальной своей скорости.

Когда мы стащили раненых в укромное место, Баньши оставила нас передыхать, а сама пошла убедиться, что на наш след никто не выйдет.

Стоило Прайм воительнице скрыться, я воспользовался моментом и с чувством ударил Локи в челюсть. Нам предстоял долгий разговор.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики