ФЭНДОМ


-И чем тебя не устраивает обычная фотография?

-Не знаю. Фотография – лишь сухая констатация фактов, - я пожал плечами, и ещё раз провёл пальцем по экрану планшета, выводя очередную линию. Мои способности, как художника, оставляли желать лучшего. Однако в варфрейме были свои преимущества даже для творчества – линии выходили точно такими, как я их задумывал, так что можно было без труда понять, что на рисунке изображена Никс.

Я запечатлел её, вооружённую двумя клинками из переливающегося эфира на фоне безликого водопада, который успел надоесть ещё несколько дней назад.

Мириам когда-то получила в качестве знака отличия особую кожу для своего варфрейма с ритуальными узорами по всему телу. Её шлем с окулярами напоминали фасеточные глаза насекомого. Так что внешний вид моей знакомой отличался от рядовых Никс.

-Всё? – я молча кивнул, не заметив, как воительница оказалась рядом. На самом деле, многое ещё хотелось доработать, но Мириам от моей идеи была не в восторге. Она почему-то считала, что стоит мой рисунок увидеть не тем людям, проблемы начнутся у нас обоих.

Никс склонилась надо мной, рассматривая получившееся изображение. Я же смотрел на свою спутницу, ожидая реакции.

-О, нет, это не похоже на меня. Я не настолько… человечна, - Мириам покачала головой, не забывая активно жестикулировать.

-Вот поэтому я предпочитаю рисунок. Здесь ты такая, какая есть, естественная. Сделай я фото, ты бы так и осталась стоять, напряжённая, вытянутая по струнке, крепко сжимая оружие. Ну же, вспомни себя до этого клятого ранга адепта.

-Найти бы того, кто тебе всю эту романтизированную чушь в голову вбивает, - Мириам недовольно сложила руки на груди, но я чувствовал нотки волнения в её мыслях. Она это поняла и замолчала.

-Послушай, Марк, ты хороший человек. Но ужасный тэнно. Я волнуюсь за тебя. Всё это: горячие точки, эпицентры чумы, массовое безумие – это не жизнь для человека, лишь для тэнно. Мне нравится твоё отношение ко мне, твой взгляд на многие вещи, я тоже всегда мечтала быть обычной женщиной или девушкой… Бездна, да я даже не знаю, сколько мне лет, - Никс тяжело давались слова. Диалог задел её за живое, - Но я не женщина, я – оружие, ты – оружие, все тэнно – оружие. Не знаю, кем мы были, но никто не смог содрать с себя эту стальную кожу, никто не смог избавиться от клейма убийцы. Я дольше твоего бодрствую, я отчаянно пыталась приблизиться к людям, но всё, что получила - тупую боль. Не настоящую, не человеческую... Мы не можем чувствовать вкус еды, тепло прикосновений, нам неведома банальная радость. Тебе стоит принять это как можно скорее, пока ты не сошёл с ума.

Даже если эта война закончится, нас наверняка снова засунут в камеры… и мы друг друга забудем. Марк, нас просто сдадут на склад до тёмных времён, как какую-нибудь ненужную амуницию - Мы замолчали. Она была права, во многом. Мы оба это знали и молча сидели на скамейке. Я старался ответить что-то утешительное, но угнетающая горечь, которую я чувствовал по ментальной, связи мешала собраться с мыслями. Поэтому я просто положил ей руку на плечо и вздохнул. Не знаю, какой силой обладает такой набор действий, но я видел, как гражданские так пытались утешить знакомых.

-Жизнь на этом не заканчивается. Мы будем оставаться людьми, пока можем свободно мыслить и мечтать. Возьми, теперь я уверен, тебе это понадобится, - Одним движением руки я отправил рисунок поникшей Мириам. Та, с помощью, встроенного в кисть руки интерфейса, спроецировала изображение в воздухе.

-Мне будет тебя не хватать, - В мыслях Мириам промелькнули сразу отдалённые нотки радости и тоски.

-Знаю, поэтому постараюсь пробиться в Праймы как можно скорее, - Наконец я почувствовал, что ей становится лучше.

-Ты ведь понимаешь, что в таком случае тебе придётся избавиться от твоей коллекции? – Никс резко стала серьёзной, от былого угнетения не осталось и следа. Всегда поражала её способность уводить разговор в нужное ей русло.

-Исключено, мы обсуждали это много раз и я не поменял своего решения. В конце концов, всё спрятано в надёжном месте… - В мои мысли внезапно вмешался вой сирены. Это было что-то сверхъестественное, поначалу и я и Мириам просто сидели, ожидая, когда это недоразумение исчезнет. Но вой не прекращался, а красные лампы всё мигали тревожными огнями.

Никс первая сорвалась с места, я поспешил за ней. Хотя бежать было недалеко, нужно было лишь добраться до командной рубки, я решил увеличить скорость, наполнив варфреймы энергии Бездны.

Коридор, поворот, коридор – все стены слились в сплошное красное пятно. Когда Мириам перескочила через заклинившие металлические створки, она уже держала наизготовку Эфирные клинки. И я быстро понял, почему – посреди изрубленной техники, искрящихся проводов и разбитых экранов, сидел седой мужчина. Точнее, его труп. Я лишний раз поразился Кири – с тех пор, как я видел его в последний раз, его, теперь мёртвое, лицо, казалось, совсем не изменило выражения. Отрубленная рука несчастного валялась рядом с креслом, сжимая мёртвыми пальцами пистолет.

Кири убили одним широким взмахом какого-то чудовищного оружия – его практически разрубили пополам от плеча к плечу. Это также заметила Никс. Я неуверенно составил из пальцев фигуру, означавшую присутствие Сталкера, словно опасаясь, что мои мысли кто-то услышит. Мириам некоторое время подумала, а затем ответила.

-Похоже на его почерк. Но он редко нападает на группы тэнно, ещё реже на группы давно пробудившихся, и никогда на реле, - Ей уже доводилось встречать охотника на тэнно, а вот я о нём знал лишь из страшилок и небылиц.

Стоило мне об этом подумать, заклинившая дверь внезапно заработала и с громким хлопком закрылась, намекая, что открываться больше не планирует. Моргнула в последний раз красная лампа тревоги, и мы оказались в полумраке, лишь тусклое мерцание приборов контрольного пульта еле разгоняло темноту. Я лишний раз пожалел, что Локи и Фрост улетели на несколько часов раньше.

-Это он, - Мириам с неохотой достала из-за спины уродливое продолговатое скопление костей и плоти. Она засунула руку в чрево визжащей техноцитовой твари, которую чей-то больной разум додумался назвать «оружием». Я также быстро встал спиной к спине Никс и достал "Сому". Мы стали пытаться разогнать темноту фонарями, в надежде найти противника.

Я заметил его первым, но лишь краем глаза. Этого оказалось достаточно, чтобы навести оружие и открыть огонь. Всё произошло быстро, тёмная фигура метнулась в мою сторону, замахнувшись огромным, засветившимся, мечом. Я отскочил, и попытался прицелиться снова, но хозяин светящегося клинка с неожиданным проворством крутанул своё оружие так, что я буквально почувствовал, как лезвие разрезает воздух у меня над головой. Примерно в этот же момент раздался жуткий визг, и техноцитовая тварь в руках Мириам запустила электрический разряд в Сталкера. Я видел, как лопнули его щиты, как, покрытый дымкой, силуэт, прыжком развернулся в сторону Никс и расчертил воздух мечом крест-накрест. Со светящегося лезвия сорвались дуги энергии. Мириам резко отскочила, приземлилась на ноги и снова открыла огонь, а дуги врезались в пульт, оставив глубокие прорехи. Я чувствовал себя беспомощным – противник оказался чрезвычайно подвижным, и я боялся задеть Никс с пулемёта. В надежде на то, что не все легенды о Сталкере правдивы, я попытался ускорить себя и Мириам.

Это была моя ошибка. Стоило почувствовать приток сил, из меня тут же будто вырвали кусок плоти, а земля чуть не ушла из под ног.

В это время Сталкер уже принудил Никс к ближнему бою, он всё сильнее прижимал её к стене. Я выругался про себя и, пошатываясь, достал револьвер. Первая же пуля врезалась в предплечье противнику. Лишь спустя мгновение я осознал, что тогда спас Мириам – она просто не успевала уйти от вертикального удара, а заблокировать чудовищный двуручный меч лёгкими клинками не представлялось возможным. Сбитого удара хватило Никс, чтобы вонзить короткий клинок под рёбра врагу. Сталкер замешкался, а следующий удар воительницы должен был отрубить ему голову. Этого не произошло – торчавшие кости, что служили чудовищу украшением и защитой, зашевелились, изменились. Сталкер отбил клинок рукой, словно та была из камня. Огонёк в его груди стал ярче. Это сияние было мне знакомо, я рефлекторно отвернулся за миг до того, как вся комната оказалась залита светом.

Не уверен, что случилось дальше, но Мириам упала обессиленная, а над её головой угрожающе повис светящийся меч. Неестественно-сдерживаемый гнев, отчаяние заполонили меня. Я разместил на земле искрящийся электрический щит в надежде на то, что задуманное сработает.

После трёх выстрелов в спину, Сталкер всё же обернулся в мою сторону. Он с остервенением кинулся на меня, перескочил через электрический барьер и замахнулся мечом. Я успел убрать пистолет и обхватить свой воронёный меч плашмя так, чтобы принять удар по касательной. Скрежет металла и искры - к сожалению, моих навыков и силы не хватило – я спасся, но меч выронил. Мне было не уйти от нового выпада, мои пустотные щиты оказались сломлены, я почувствовал, как сияющее лезвие всё глубже погружалось в варфрейм, задело плоть, стало давить мою грудную клетку, готовое сломать кости.

Если бы Мириам тогда не поняла, что я пытался сделать, всё закончилось бы плачевно.

Раздался громкий электрический треск. Стоило искрящемуся разряду пройти через мой щит, электрическая дуга стала значительно сильнее, впилась в спину Сталкеру. Монстр затрясся в конвульсии, чем я и воспользовался. Первый выстрел из «Васто» отколол осколок костяного нагрудника, вторая пуля попала в лоб.

Всё закончилось также быстро, как началось – монстр растворился, словно дымка, что его окружала. Ушёл, будто морок, наваждение.

Я облегчённо вздохнул, отбросил пустой пистолет, и, шатаясь, поплёлся в сторону Мириам. Никс также отбросила своё визгливое оружие и, тяжело дыша, разлеглась у стенки. Она приглашающе похлопала пол рядом с собой. Туда я и рухнул.

-Складывается непростая ситуация, тэнно. Пускай многие из вас не входят в круг Прайм, я посчитала, что вы заслуживаете знать правду. Похоже, прошлое всё-таки нагнало нас. То, что вы видели на раскопках, было склепом. Орокин заточили туда много лет назад нашего старого врага. Я рассчитывала, что обвал навсегда похоронит даже призрачный шанс возобновления угрозы. Я ошиблась. Опять. Минимум один Разумный уцелел. Его называют Разрушителем миров, Ханхау. Разумный каким-то образом склонил на свою сторону Сталкера, и тот стал сильнее. Я разделила вас и приставила охрану специально – мне нужно было проверить, услышит ли в вас своё эхо Ханхау. Так оно случилось, Сталкер пришёл за каждым. Нагрянул даже на станцию.

Теперь нет такого места, где я могла бы вас спрятать – Разумный узнает, где вы и, скорее всего, снова попытается убить. Пока в вас звучит эхо, вы представляете определённую угрозу для его планов, поэтому разбираться в ситуации будете именно вы. Естественно, я приставлю к вашему отряду свободных Праймов.

Что до Мэг, я спрячу её. Есть метод, как приглушить голос Разумного. Но боюсь, вам он не подходит... - Погибли двое Праймов, Локи серьёзно ранили. Я поверить не мог, что Лотос сознательно на это пошла, сделав нас приманками. Но мы смиренно сидели на коленях, в знак почтения надели церемониальные санданы, которые блекли на фоне роскоши просторного золотого зала. Лотос была виновна во всей этой ситуации от начала и до конца, а мы всё равно с благоговением слушали её, окружённые почётным караулом безмолвных сияющих воинов.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики